Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Смертельно больная Швеция

В гостях хорошо, а дома лучше!
Там хорошо, где нас нет!


В начале июля я 12 дней был в Швеции. Стране моего детства. Чистая, красивая, дружелюбная и интересная - такой она запечатлелась в моей памяти в 1997 году, когда я в последний раз там был. Как я мутил визу и билеты - отдельная история как и многое другое. Напишу свои главные мысли и впечатления по этой поездке.

Жил я у родственников. Моя тетя уехала в Финляндию еще из Советского Союза, а чуть после вышла замуж за шведа и переехала в Стокгольм. Стокгольм - город детства. Достаточно дорогой, но и красивый. Понаехавшие мигранты еще не до конца загадили его своими грязными ручищами. В метро и в центре чуть ли не у каждого дома сидит тело со стаканом и выпрашивает мелочь. Руки - ноги - голова на месте, почему не работает?

IMG_1517

В метро ездит много цветных. По началу я охуевал, но после привык. Жил на окраине, где шведов с каждым годом все меньше...

Самое мерзкое, что было в метро - это цигане. Даже если в вагоне полно мест, они усядутся на пол со всеми своими сумками-пакетами и устроят срач. Если вы заходите в вагон, а под ногами хрустит шелуха от семечек и катаются пустые пивные бутылки, то это скорей всего оставили после себя хорошие цигане которым нужно помочь.

IMG_1363

Выйдешь из метро и легко можешь напороться на справляющие свои физиологическое потребности тела. Пища, сон, туалет - все не отходя от кассы. То есть от метро.

IMG_1600

IMG_1403

В аэропорту меня встречал Рогер - муж тети. По дороге домой мы общались, и я практически сразу услышал вопрос: "В России жгут машины?". Я ответил, что нет. Рогер рассказал, что это большая проблема. Мигранты жгут машины и промышляют криминалом. После я имел удовольствие убедиться в этом своими глазами, проезжая ранним утром на метро.

pWnlyUyYuCs

Через пару дней я опять проезжал мимо и решил выйти сфотографировать остатки некогда дорогого автомобиля.

IMG_1872

Только я достал фотоаппарат, как около пяти негритянских глоток начали орать мне что-то вроде: "Heeey! Why you need this photo! Stop!". Имел небольшую беседу с ними, но фотографии все таки сделал. Я оказался в гетто и уже был готов применить свои спортивные навыки, но обошлось применением невыученного английского.

Будучи в какой-то день на вокзале я пообщался с девушкой-волонтером, заботящейся о соблюдении прав человека. Не в Афганистане и других мусульманских странах, не в Индии, не в Африке, а в России. Самое странное, что она собирала подписи за изменение нашего законодательства. Какого хуя спрашивается?

Подумав, что нужно попрактиковаться в инглише и узнать что не так в России решил пообщаться. Оказалось, что у нас нет свободы. Мы не разрешаем гей парады, тем самым ущемляя их права. Я сказал, что это чушь - обычные люди тоже не устраивают парады, значит тут равноправие. "Но геев в прошлом преследовали и убивали" - сказала девушка. "Так ведь и обычных людей тоже преследовали и убивали!" - сказал я. Попытался объяснить, что наше правительство не против геев, а против гей пропаганды в детских учреждениях, но услышав вопрос: "А это разве проблема?", с таким удивлением, будто речь идет о запрете обучения детей чтению, понял, что говорить что-либо бесполезно, особенно с моим английским. Единственное, что получилось аргументированно рассказать, это про замещение европейцев мигрантами и их вымирание в перспективе. Привел в качестве примера Амстердам. Сказал, что такие ценности как толерантность и гомосексуализм направленны на уничтожение коренного населения. "А это разве проблема?" - смотря для кого. Рассказал, что в России большинство за традиционные ценности, проверенные временем. Геев у нас меньшинство и исходя из принципа демократии пошли ка они на хер. Про мигрантов тоже интересно рассказывала: "В их странах плохо, поэтому мы должны помочь!" - парировал тем, что они и в Швеции то же самое устроят; проблемы во многом инициированы европейскими и американскими элитами - это их бизнесс, но расплачиваются почему то рядовые шведы, которые платят крупные налоги на содержание этого скама. Говорю, что это дескриминация - девушка молчит. Про проблему криминала она и не знает - все мигранты якобы работают, а если просят мелочь на улицах, так это от плохой жизни. Им надо помочь, а на свое население плевать. Разошлись на том, что у нас разные культуры и что перед тем, как менять мир нужно быть хоть чуточку образованным и эрудированным.

Я до сих пор в ахуе после этого разговора. После нескольких прочитанных книжек по теме психологической войны я отлично представляю как появляются такие жертвы пропаганды. Но все же мне кажется диким, что люди все это принимают за чистую монету. Прям 1984, не иначе.

Мне сразу же вспомнилась история родителей, про то, как мы могли переехать жить в Финляндию еще в 1989 году. Такой благодарности как в этот момент я еще никогда не ощущал. В то время, остаться в разваливаемом Союзе был сложный выбор. По одну черту границы неопределенность и бардак, по другую благополучие. Родители решили, что дома и солома едома. Спустя 25 лет ситуация уже несколько изменилась - история сделала свое дело. Я очень рад, что Мама с Папой сделали этот непростой и не очевидный выбор подарив мне БУДУЩЕЕ!

Охуевал я и от общения с родственниками. Рогер очень умный и образованный. Закончил университет по специальности политэкономия, в совершенно другой Швеции, которой были нужны умные люди. Хорошо знает историю, социологию и следит за событиями в мире. Мы много говорили про темы смежные с политикой и наше мнение во многом сходилось, но после разговора про европейские ценности и их последствия он смиренно сказал: "Да, нас уничтожают. Что поделать." - такое отношение к такому делу кажется мне дикостью. В Швеции, кажется, норма.

Младшая сестра встречается с негром, который как-то ночевал у них дома. Много курит. Родители дают деньги на сигареты - хочется, пусть курит. Пусть негров водит. Старшая в этом плане гораздо благополучнее, но про отношения полов выдает следующее: "Не обязательно любить мужчину или женщину. Нужно любить человека!" - и на этом спасибо!

Понятно, что промывание мозгов идет с самого детства. На это работают многие институты. Толерантность - вот истинное благо цивилизации. Нужно только уточнить, что какой угодно цивилизации, но только не европейской, которая скоро исчезнет, уступив место другим.

Такая вот у них жизнь.

Цены в Швеции кусаются. В финансовом плане я сильно угарел. В плане впечатлений я сильно охуел.

Побывал еще в Уппсале, Гетеборге и в Таллине. Последний мне показался самым чистым. Из других городов мне больше всего понравился Гетеборг, но и Уппсала тоже приятный и достаточно чистый. Последние два дня я жил на чудесном острове и восстанавливался после бурно проведенного времени.

Мне кажется, что мигрантами, бомжами и криминалом в той или иной степени болен каждый крупный город, будь то Москва, Нью Йорк или Пекин. Но такой ужасной картины в Москве я не видел с начала нулевых. Надеюсь больше и не увижу, в последние годы стали наводить порядок.

В Швеции хорошая природа, приятные города, интересная архитектура, спортивные люди, бюджетный по сравнению с РФ шоппинг (если вам подфартит как и мне), очень повезло с погодой. В общем, все чинно-благородно. Но если посмотреть пристально и чуть глубже, понимаешь, что нечего тут ловить. Хотя, что там было написано на воротах одного заведения? Каждому свое?

Показав Рогеру фотографии из России и рассказав про то, как мы живем, он заметил, что у нас жизнь гораздо лучше. Тут наше мнение полностью совпало. В России реально лучше!

Европейская парадигма толерантности это очень страшный социальный эксперимент. Люди в нем как мышки в лаборатории. С промытыми мозгами, не подозревают об истинном положении дел или не парятся. Некоторые говорят: "Ну а что поделать". Очень много людей сетуют за благополучие геев и мигрантов: "Им надо помочь!" - по крайней мере можно вполне обоснованно сделать такой вывод.

Мне же больше нравится парадигма толерантности, сформулированная в Александром Невским: "Кто к нам с мечом придет - от меча и погибнет!". В этом смысле нам следует быть в крайней степени толерантными.

IMG_1888

PS: Все написанное чисто субъективно и не претендует на истину в какой либо инстанции. Я видел много красивого и хорошего, но чаша весов с негативом перевесила. Ожидал какого нить будь ахтунга, но не такого.

Глюки: "красота спасет мир!"

В последнее время, когда приходится читать что-ни-будь научное или научно популярное, возникает понимание, что мы не знаем, в каком мире живем. Ученые измышляют гипотезы, чтобы оправдывать свой статус и получать гранты, а обыватели всему этому безоговорочно верят и после с умным видом транслируют. Причем современная наука - дело интересное, если какие либо факты не вписываются в парадигму, то проще всего их обходить стороной. А то, что в парадигму вписывается, порой изучено недостаточно точно и достоверно. Отсюда следует, что очень много важного остается неизведанным, но при этом все кому не лень делают вид, что знают все и обо всем. Такое представление - типичный глюк.

Люди вообще существа глючные. Один из растиражированных глюков: "Красота спасет мир!" - большего бреда пожалуй и не придумать. Какая красота?

Эта?
африканские-красавицы

Эта?
33493592_plate_lip

Эта?
58849755_1273487674_451908_normal

Бля, неужели эта?
konchita-vurst

Эти фото мне кажутся более красивыми:
1482286_5960235a

russkaya-zima-oboi-dlya-rabochego-stola

WSS325-18-4_enl

Но обязательно найдутся люди отвергающие все вышеперечисленное и восхищающиеся чем то своим. Сколько на Земле людей, столько в теории и будет представлений о красоте. Каким образом красота спасает мир? Лично я боюсь даже представить. Ведь утверждать, что красота спасет мир, значит говорить: "Миллионы конфликтов спасут мир!" - что, согласитесь, абсурд. А теперь представьте как красота спасает мир о котором толком ничего и не знает - это вообще! Не дай Бог никому!

Образование в СССР ч.2

Начало здесь

Самыми обескураживающими являются цифры, характеризующие положение в области математики. Нехватка первоклассных математиков ощущается в самых различных отраслях, и прежде всего в строительстве военных самолетов, ракет, космических кораблей, атомных подводных лодок и других современных боевых технических средств. Большое число технических неполадок объясняется именно нехваткой математиков.

Один американский математик, родившийся в России, заметил в 1962 году, после поездки по Советскому Союзу:
«Русские, прежде чем строить, чертят и считают, мы же сначала строим, а потом чертим и считаем. Что касается дифференциальных исчислений в неевклидовом пространстве, то в этом они опередили нас лет на десять—пятнадцать».

В Соединенных Штатах понимают всю катастрофичность такого положения, но что делать не знают. Когда было сообщено о малом числе ученых, получивших степень доктора в 1959/60 году, американские математики, встревоженные таким положением, собрались в январе 1961 года на свой съезд — они надеялись найти средства повысить интерес к математике* Но результаты работы съезда не оправдали затрат.

Газета «Нью-Йорк тайме», признавшая важность съезда математиков настолько, что направила туда своего корреспондента, обобщила результаты заседаний в таких меланхолических словах:
«Квалифицированного пополнения математиков в настоящий момент нет… Эту проблему усложняет еще больше то обстоятельство, что математики, обладающие творческой фантазией, — явление очень редкое...»

Нехватку математиков иногда оправдывают тем, что, дескать, математика, как и музыка, требует особых способностей, что, мол, есть целые семьи математиков, как во все времена были семьи музыкантов, и что именно этих «семейных способностей» как раз и нет в Соединенных Штатах. Говорят также, что из всех наук математика — самая абстрактная, а по своему складу ума и характера американец больше тяготеет к конкретному и практическому. Но все это не так.

Первый аргумент несостоятелен хотя бы потому, что нельзя говорить об отсутствии талантов, пока отсутствует стремление развивать их в начальной и средней школах. Что касается второго аргумента, то и он не-верен. Если бы дело обстояло действительно так, как утверждают, то в Соединенных Штатах ощущался бы избыток инженеров, а получается как раз наоборот: страна испытывает очень большой дефицит инженерных кадров. И здесь причина не только в математике, знание которой предполагает профессия инженера. Требования этой профессии не такие уж безмерные, и даже американец, с его слабой общеобразовательной подготовкой, может овладеть ею, И все же инженеров в США не хватает.

За последние годы страна ежегодно получала в среднем 35 тысяч инженеров, а некоторые даже утверждают, что 45 тысяч. Но и эта цифра невелика для такой страны, как Соединенные Штаты, ибо если исходить даже из 45 тысяч, то все равно страна получает каждый год на 30 тысяч инженеров меньше, чем ей необходимо. К этому следует добавить, что из всех этих инженеров лишь небольшую часть можно назвать высококвалифицированными специалистами, главным образом тех, кто получил образование в частных технических колледжах (в 1960 году таких колледжей насчитывалось 190). Некоторые из них могли бы готовить очень неплохие кадры, но, как правило, эти частные заведения располагают лишь небольшими лабораториями, малым количеством наглядных пособий и очень слабым штатом хороших преподавателей: высококвалифицированные инженеры предпочитают работать в промышленности, и преподавательская деятельность их мало привлекает.

Таким образом, возможности технических колледжей и институтов крайне ограничены. Исключение составляют только два учебных заведения (не частные, а государственные), являющиеся гордостью страны. Это Массачусетский технологический институт на востоке страны и Калифорнийский технологический институт — на западе.

Жалобы на нехватку инженеров громко раздавались еще в XIX веке* Во второй половине XIX столетия железнодорожные компании США делали европейцам самые заманчивые предложения, чтобы ликвидировать дефицит в специалистах. В Америке не хватало не только инженеров, но даже механиков. Это положение существенно не изменилось и до нашего времени. В 1948 году комиссар промышленности штата Нью-Йорк (один из немногих, имеющих доступ к достоверной статистике) отмечал, что «в стране очень много адвокатов и слишком мало механиков. Нехватка механиков столь велика, что становится чрезвычайно сомнительным, смогут ли Соединенные Штаты в случае национальной опасности преодолеть трудности в области промышленности». Показательно, что этот комиссар объясняет нехватку механиков не плохой постановкой технического обучения в стране, а тем, что, мол, иммиграционные законы последних лет оказываются недостаточно «реалистичными».
Это звучит несколько странно, но только для ушей европейца. Лишь европеец пребывает в убеждении, что в США готовится масса выдающихся технических специалистов. Американец (тот, что не плетется в хвосте газетной демагогии, а разбирается во всем сам) знает, что не хватает иммигрантов.

Вот уже более века Соединенные Штаты живут за счет интеллигенции и рабочих Европы (прежде всего Европы). После первой мировой войны из-за ограничительного иммиграционного законодательства приток иммигрантов резко сократился, и с 1930 по 1940 год число людей, переселившихся в Соединенные Штаты, составило 526 тысяч человек, то есть менее 50 тысяч в год. -Такое уменьшение притока рабочей силы не могло не отразиться на социальной жизни страны, И отразилось. Прежде всего образовался острый дефицит в специалистах тех профессий, к которым сами американцы особой склонности не питают, то есть не стало инженеров и техников.

Чтобы ликвидировать нехватку технических специалистов, были приняты срочные меры. Иммиграционные квоты остались прежними, но в США стали пускать почти исключительно специалистов тех профессий, в которых ощущался особо острый недостаток. Таким образом, с 1948 по 1961 год Соединенным Штатам удалось привлечь для работы в промышленности около 30 тысяч европейских инженеров. В поисках инженеров были прочесаны все страны Европы. Из общего числа набранных специалистов свыше 80 процентов были инженера¬ми высокой квалификации. Если сравнить цифру с числом американцев, получивших за это же время высшее техническое образование в Массачусетском и Калифорнийском институтах, то европейцы составят свыше 20 процентов специалистов, подготовленных в самих Соединенных Штатах.

Но не только промышленность страдала от недостатка технических кадров. Аналогичное положение сложилось в армии и во флоте. Когда вице-адмирал Риковер получил задание построить первую американскую атомную подводную лодку, обнаружилось, что из-за нехватки высококвалифицированных инженеров он не сможет справиться с возложенной на него задачей в установленный срок. Возможности высших технических учебных заведений, имевшихся в стране, были далеко не достаточными, чтобы покрыть этот дефицит. Для подготовки молодых кадров технических специалистов на будущие годы Риковер вынужден был настоять на открытии специальной школы военно-морских инженеров.

Немногим лучше обстоят дела и в других, нетехнических, областях науки.
Известный печатный орган, бюллетень Федерации американских ученых, в 1950 году писал; «Нехватка научных кадров вызывает тревогу». В 1962 году эта нехватка стала не столько значительной, что потребовалось вмешательство правительства. В од¬ной из корреспонденции из Вашингтона от 16 декабря 1962 года говорилось, что на основании доклада своего так называемого консультативного комитета президент Кеннеди принял решение просить конгресс о выделении значительных средств на под¬готовку специалистов естественных наук. Как сообщала 17 декабря на своей первой полосе газета «Нью-Йорк геральд трибюн», комитет предупреждал президента, что «нация окажется неспособной решать насущные проблемы обороны и науки, если не будут приняты срочные меры...».


При таких обстоятельствах нет ничего удивительного, что США прочесывают все европейские страны не только в поисках инженеров, но и ученых. Фридрих Великий охотился за хорватами, без которых не мог воевать, а в наши дни американцы по ТОЙ же самой причине охотятся за физиками. Пожалуй, нет ни одного европейского физика с именем, которого в послевоенные годы не обхаживали бы американцы, стремясь использовать его в своих целях.
Уже несколько лет в Брюсселе работает одно американское бюро, которое занимается не чем иным, как изучением жизни и деятельности ученых европейского континента и Великобритании с тем, чтобы любого представляющего ценность для США ученого увезти за океан. Информация о деятельности бюро появилась в прессе еще в сентябре 1959 года.
«Существующий в Брюсселе и работающий по заданию министерства обороны США штаб постоянно и систематически изучает работу высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов и научных конгрессов в Западной Германии. Этому штабу поставлена задача охватить всех талантливых ученых в области естественных наук и предложить им работать для Соединенных Штатов. Специалисты полагают, что до настоящего времени подобные предложения приняли около 2 тысяч западногерманских естествоиспытателей».

Эти данные можно дополнить. Помимо указанных 2 тысяч естествоиспытателей и 30 тысяч инженеров, после окончания войны американские иммиграционные визы (а их, как известно, выдают не каждому) получили 14 тысяч врачей и 28 тысяч медицинских сестер. Да и число естествоиспытателей (2 тысячи), вероятно, занижено.

Статистические данные об иммиграции свидетельствуют о том, что за тот же период в Соединенные Штаты переселилось 4 900 химиков и почти 1 100 физиков. Это значит, что в США иммигрировало в общей сложности 6 тысяч специалистов в области естественных наук, из которых две трети приходятся на долю ФРГ.

Эти факты настолько очевидны, что приходится только удивляться, как могут Соединенные Штаты оспаривать их. Но это случается. Национальная гордость не позволяет им признаться, что они богаты во всем, кроме того, что им больше всего необходимо. Нет ни одного средства, которое не было бы использовано американцами для поддержания фикции, будто их общество располагает в избытке всем, в том числе и учеными, В марте 1963 года, когда английский министр просвещения лорд Квентин Хэлшем публично пожаловался, что «высасывание» английских ученых опустошает университеты Великобритании и пополняет американские высшие учебные заведения, что, как он заявил, является следствием «ущербного образования в Соединенных Штатах», это меткое замечание вызвало в США бурю негодования. Вмешался даже государственный департамент и дал своему послу в Лондоне указание позаботиться о том, чтобы Оксфордский университет, собиравшийся через несколько дней присвоить лорду Хэлшему звание почетного доктора, воздержался от своего намерения, И Оксфордский университет пошел навстречу этому домогательству. При этом Соединенные Штаты воспользовались старым, но всегда безотказным приемом; некоторым профессорам, на чью поддержку американцы могли рассчитывать, рекомендовали выступить с протестом против присуждения Хэлшему почетного звания, а сами инспираторы этой акции, конечно, остались в тени профессорских мантий. И что же? Министр просвещения Великобритании так и не по-лучил почетного звания!
Было бы ошибкой полагать, что недостаток ученых можно ликвидировать путем каких-то правительственных мер, например, путем предоставления особых льгот работающим в области естественных наук, или путем увеличения окладов (как это было сделано для атомников, чьи оклады значительно повышены), или путем установления премий, или какими-либо другими способами, Идя этими путями, может быть, и удалось бы добиться невероятных успехов, но
только если эти поощрительные меры распространить на тех, кто уже овладел такой профессией. Возможность же заменить подобного рода обещаниями тех, кто этой профессии еще не имеет, и заставить их овладевать ею слишком призрачна.
Одаренный молодой человек стремится, как правило, стать юристом. Став им, он при известных обстоятельствах может достигнуть такого высокого имущественного положения, которого ученый (и, разумеется, специалист в области естественных наук) не достигнет никогда. Будучи ученым, он не займет никакого общественного положения, а если и займет, то очень незначительное. И в этой ситуации он ничего изменить не может.

Работает ученый в промышленности — на него смотрят как на служащего (даже если он руководитель на предприятии), преподает в университете — он все равно учитель, каким бы способным и знаменитым он ни был. Бывают иногда исключения, если, на¬пример, ученый получит Нобелевскую премию, но такие случаи чрезвычайно редки.
Положение ученого в США более благоприятно, чем, скажем, положение школьного учителя, но его профессии присущ тот же недостаток; ученый тоже выпадает из числа «чистых» производителей материальных ценностей. То обстоятельство, что специалистам, работающим в США в области ядерной физики, начиная с 1945 года придается все большее значение, не должно вводить в заблуждение. До этого ими тоже никто не интересовался, И если сейчас к ним проявляется повышенный интерес и они окружены вниманием, то происходит это отнюдь не потому, что вдруг признали ценность их научной деятельности. Дело в том, что их работа приобрела большое экономическое и военное значение. Стало выгодно - при определенных условиях - покупать акции предприятия, на котором лабораторией руководит физик или химик.
Социальное положение ученого как такового, несмотря на все кажущиеся изменения, осталось в Америке прежним, И это сразу же начинает ощущать любой молодой человек, как только он соприкоснется с такой областью деятельности, которой никто не занимается. Лет двадцать назад в Калифорнийском университете один студент решил изучать древнегреческий язык. Он был единственным из 20 тысяч студентов университета и прилагал немалые усилия, чтобы сблизиться с другими студентами, стать настоящим товарищем в студенческом коллективе. Но все его старания были тщетны, хотя юноша обладал уживчивым характером. Но он был тих, задумчив, углублен в себя, спортом почти не занимался, много и красиво говорить не умел. И товарищи по университету отвернулись от парня: у него не было того, что было у всех других. На него смотрели свысока, с некоторым пренебрежением. В крупных университетах Европы подобное отношение к товарищу исключено. Будь он в Европе, у него всегда была вы группа друзей, которые видели бы в нем «восходящее светило». (Он и на самом деле стал одним из ведущих специалистов классической филологии.) Но в Соединенных Штатах такого быть не может - «Восходящее светило» — это человек, который будет зарабатывать большие деньги. А что зарабатывает филолог-классик?
В США место человека в обществе определяется его имущественным положением. В коридорах Гарвардского университета в разговоре между студентами нередко можно услышать примерно такую реплику: «Это, видимо, хороший профессор: получает пятнадцать тысяч долларов».

Как же можно в такой духовной атмосфере вырастить поколение высококвалифицированных ученых?
Если правда, что система образования является индексом, характеризующим уровень культуры страны, то можно сказать, что в Соединенных Штатах этот уровень не слишком высок. Культуру часто путают с комфортом или хорошими манерами и поэтому нередко приходят не к тем выводам. И действительно, дать точное определение понятия «культура» нелегко. Культура не всегда там, где много читают. Но можно смело сказать, что там, где много читают, она встречается чаще, чем там, где не читают.

Если посмотреть на Соединенные Штаты с этой точки зрения, то результаты опять-таки окажутся малоудовлетворительными. В средней и высшей школах, редко кто способен пробудить у молодежи жажду знаний. Американец читает мало, а если и читает, то отдает предпочтение журналам.

Во Франции, Италии, Германии, Англии, в скандинавских странах, пожалуй, нет ни одного населенного пункта с 10 тысячами жителей, где не было бы книжного магазина. Чтобы убедиться в том, что в этих странах книги читают, не нужно рыться в статистических данных: там это и так видно. В Соединенных Штатах этого не увидишь.
Перед первой мировой войной во всех сорока восьми штатах страны насчитывалось не более 500—600 книжных магазинов. В 1936 году их было около 1 тысячи, а к 1950 году их количество возросло до 1 456.
Тот факт, что американцы читают мало книг, подтверждается результатами опросов и статистическими данными. В 1958 году было установлено, что только 17 процентов взрослого населения, или менее 4 миллионов человек, берут в руки книгу часто или от случая к случаю.

Число читающих журналы — основной литературы молодого поколения американцев—значительно больше. В 1948 году журнал «Тайм» читали 33,9 процента всех студентов страны, «Лайф» — 42 процента. Рекорд побил «Ридерс дайджест» — 46,5 процента. Так как при отборе информации, иллюстративного материала, рассказов, новелл или комментариев очень часто преследуются политические цели, то все три названных журнала представляют собой важнейшее средство создания общественного мнения. Одновременно они создают тот конформизм, который, прежде чем по¬пасть на европейский берег, уже обосновался в Соединенных Штатах. В этом «Тайм» сам вынужден признать свою вину. Анализ статистических данных о читателях «Тайм», пишет журнал, показал, что даже те из них, которые уже окончили колледжи и университеты, «образуют поразительно однородную группу»: по всем решающим вопросам они придерживаются тех же позиций, что и «Тайм».
Еще более наглядное представление об интеллектуальном уровне населения страны дают комиксы. Исследования, проведенные газетой «Нью-Йорк геральд трибюн» (в каждом воскресном выпуске для Америки она отводит от шести до восьми полос комик¬сам), показали, что 82 процента всех читателей (из них 79 процентов женщин) читают комиксы, в то время как лишь 43 про¬цента мужчин (и соответственно 27 процентов женщин) читают передовые статьи и только 28 процентов (соответственно 10 процентов женщин)—финансовый раздел. Есть только один-единственный раздел, который пользуется чуть ли не всеобщей популярностью, — это спортивная информация. Его читают почти регулярно 78 процентов мужчин (но только 38 процентов женщин).

Комиксы появляются не только в газетах — их публикуют в виде отдельных журналов, брошюр и малоформатных книжек! Тиражи и прибыли, получаемые от этих публикаций, далеко превосходят тиражи и при-были книжных изданий. Специальный коми¬тет по изучению проблем издания комиксов отмечал в декабре 1951 года, что в предшествовавшие годы этой продукции еженедельно продавалось в среднем 20 миллионов экземпляров (80 миллионов в месяц), а ежемесячная чистая прибыль от них составляла 18 миллионов долларов.

Полагаем, что темы комиксов всем известны. Иногда попадаются и неплохие картинки, но это бывает очень редко. Подавляющее большинство комиксов рассчитано на удовлетворение самых примитивных и низменных чувств и влечений. Это достигается не только подбором самих картинок, но и соответствующими текстами. Лексикон комиксов беден и, как правило, заимствуется из бульварных романов. Нередко диалоги ведутся на жаргоне с соответствующими грамматическими и стилистическими ошибками. Часто встречаются, например, такие тексты: «Мужчины были заколоты кинжалами, и им отрезали руки, ноги и головы»; «Женщин уволокли» (синоним глагола «изнасиловали».—Л. М.); «Очаровательную девушку убили на алтаре»; «С невесты содрали кожу»; «Кулаки, бьющие в лицо, решают все проблемы».
Известный американский психиатр доктор Штрекер двадцать лет назад решился сказать: «В Соединенных Штатах царит всеобщая незрелость».
</i>

Так же весьма любопытна аналитическая записка НАТО об образовании в СССР, 1959 год, которую я нашел в блоге у forward2ussr (смотри пост) Выводы в ней хорошо коррелируются со статьей "Уродование молодежи".

Такая вот пища для размышлений, помимо регулярных наблюдений, общения с жертвами антипросвещения и чтения свежих новостей о нововведениях в школах/ВУЗах. Журнал Наука и жизнь 60-х годов вообще радует, воспитавший поколение грамотных людей, у которых повезло учиться, он вполне может дать фору многим популярным "научным" журналам, в которых зачастую печатают всякую ересь. Особо печально, что благодаря всем негативным тенденциям даже вроде бы образованные и не глупые люди морально скатываются в архаику и живут нелепыми глюками. Выражаясь языком вышеупомянутого Штреккера: " Вокруг царит всеобщая незрелость!"

Представленные материалы хорошо подтверждают факт целенаправленного разрушения системы образования. Об этом и не только можете узнать из выступления Андрея Фурсова:

Антистресс

Не секрет, что большинство из нас ежедневно испытывает стресс. Связан он, как правило, с работой или околорабочими движениями, вроде стояния в пробках минимум по два раза на дню. Стресс - штука страшная, и люди её снимают соответственно. Общаясь со многими знакомыми и друзьями на тему ЗОЖ, часто слышу слова, о том, что они бы рады не пить алкоголь, без него так хорошо, но он необходим чтобы снять стресс. Но правда ли это? Вот вопрос.

Вот ответ. В интернете нашел пару интересных научных военных статей, находящихся в открытом доступе (СПОСОБЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ Туманова Е.В. и ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА С ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ – УЧАСТНИКАМИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ Баутин А.Ю.). Достаточно серьезных, посвященных тематике боевого стресса у солдат - участников боевых действий. Люди рискуют жизнью, стоят лицом к опасности, видят смерть - вот это стресс, а остальное так, мелкие неприятности. И как предлагают военные ученые снимать стресс? Очень просто, приведу лишь пару самых интересных на мой взгляд фрагментов, статьи можно почитать и так, кому интересно. Итак:

Первая рекомендация:
Заместителю командира по воспитательной работе целесообразно руководствоваться принципом, что в период подготовки и ожидания боевых действий личный состав должен быть постоянно деятельным (чистка оружия, обслуживание техники, дополнительными тренировками). При отсутствии полезной деятельности возникают томительные раздумья, возникают различные слухи, зарождается страх перед неизвестностью, наступает общий упадок боевого духа.

Многие психологические проблемы от безделия - займись делом и стресса не будет. Вспоминается старое-доброе: "Человека сделал труд!"

Моё самое любимое место, присутствующее в обоих статьях. Собственно, вот он ответ:
Аутогенные способы психологической поддержки (самопомощь) на сегодняшний день, являются наиболее известным, доступным и весьма эффективным средством регуляции психической деятельности. К их числу относят как простейшие приемы саморегуляции (успокаивающее и мобилизующее дыхание; расслабление мышц по контрасту; элементарные формулы самоубеждения, самовнушения, самоприказа, самоподкрепления), так и сложные психорегуляционные комплексы (аутогенная тренировка; самогипноз; медитация; нервно-мышечная релаксация и др.)

Человек, способен адаптироваться практически по всему - где только не живет homo sapiens? За полярным кругом и на Экваторе, и ничего. Вот это адаптивные способности! Всегда подозревал, что природа нам все дала, только мы забыли как реализовывать эти ресурсы или обленились. Если кто то сомневается, то советую изучить историю Ханнеса Линдемана, пропагандирующего аутогенную тренировку и в качестве доказательства пересекшего Атлантический океан на надувной лодке, за 72 дня. Выходя с жутким стрессом после работы, попробуйте представить каково было ему? Никакого спасительно алкоголя, только самовнушение! И это единичный пример, а сколько их было?

Единственное место, где упомянут алкоголь, привожу большой участок, чтобы был ясен контекст:
В ходе боевых действий. Прежде всего, заместителю командира по воспитательной работе очень важно понять самому и
разъяснить остальным, что военнослужащий, пострадавший от боевой психической травмы приравнивается к получившим тяжелую физическую травму. Поэтому данную категорию относят к психологическим потерям. Военнослужащего получившего боевую психическую травму в первую очередь необходимо эвакуировать с поля боя и доставить в пункт оказания первой психологической помощи. При невозможности эвакуации (бой в окружении) поместить в укрытие, дать успокоительное и содержать под присмотром, изолировав от оружия, до появления возможности эвакуации. Поражение боевой психической травмой необходимо отличать от проявления растерянности или трусости – никакие призывы, уговоры, пощечины,
угрозы (вплоть до расстрела) не выводят военнослужащего из состояния дезориентации и могут лишь усугубить последствия боевых психических травм.

Поэтому скорейшая изоляция его от воздействий экстремальной обстановки является первым условием. После доставки пострадавшего в пункт оказания первой психологической помощи ему необходимо обмыть водой хотя бы лицо и руки (в идеальном варианте погрузить в теплую ванну), согреть кисти рук и ступни ног, растерев их шерстяной тканью или используя горячую воду. Затем пострадавшему нужно дать успокоительные средства (седуксен, элениум, фенозепам и т.д.) и уложить спать. При отсутствии необходимых медикаментов в качестве успокоительного средства может быть использован шприц-тюбик промедола из индивидуальной аптечки, либо алкоголь (50-100 мл). После того как пострадавший проснется его необходимо накормить и вновь уложить спать.

В дальнейшем степень тяжести психотравмы и меры по восстановлению здоровья военнослужащего должен определить специалист. Однако, как показывает опыт, при проведении
восстановительного периода в ближайшем тылу (без отправки пострадавшего в госпиталь) незначительное количество военнослужащих симулируют продолжение болезни (по опыту западных армий при таком подходе 8 из 10 пострадавших
возвращались в строй в течении 2-3 дней). Вся работа должна сопровождаться умелой психотерапевтической беседой психолога после того, как острая реакция на боевую психическую травму будет снята и пострадавший вновь станет способен к рассудочным действиям. Осознание того, что сослуживцы военнослужащего буквально рядом сражаются с врагом, а он в целом физически здоровый находится в тылу, является для большинства военнослужащих мощным мотивом для возвращения в строй.


Что мы видим? Алкоголь рекомендуется только за неимением остального, в каких то исключительных случаях.

Я не идеалист и понимаю, что даже матерые бойцы скорей всего снимают стресс привычными методами. Но приведенные научные данные, и обширный человеческий опыт, указывают на то, что это вовсе не обязательно. Да и биологически алкоголь нам не нужен - этанол это яд.

Надо учесть и то, что материал найден в открытом доступе, а сколько всего лежит под грифом "секретно" - это же военные. Не удивлюсь, если где то на полке стоит докторская диссертация, на тему работы с боевым стрессом, где рассмотрены уже конкретные методики снятия стресса, отработанные на бойцах только что вышедших из перестрелки где ни будь в Чечне. И в результате всевозможных анализов, замеров, сканирования биополя и прочих секретных вещей было выявлено, что боевой стресс лучше всего снимать с помощью какой ни будь медитации или практики "чистка чакр", взятых из Буддизма. Это только предположение, но кто знает, может так оно и есть?

Мой вывод: многие проблемы надуманы и сохраняются лишь от нежелания их решать. Большинство бед от невежества.

Марафон

Сон за 20 сентября 2011.

Снилось такое, что я не пожалел на сон пол дня. Проснулся в 15.59  и со старанием человека, хватающегося за жизнь на пороге смерти, начал удерживать в памяти тот сон, что подарило мне подсознание. А подарило оно вот что.

Начало самое что ни на есть мирное – я поехал ловить рыбу. Не на чем ни будь, а на каком-то старом автомобиле. Странном, до нельзя, ведь это была смесь запорожца и москвича, но ездил он бодрее Конька - Горбунка. Взялся случайно – его просто нашли. Рыба у меня не ловилась, и я направился обратно в город, но вскоре, откуда-то появились знакомые ребята, Д. и еще кто-то один. Машина странным образом перевернулась и встала на колеса, оставив на своем кузове после такого чудесного маневра всего пару царапин – делали же раньше, подумал я.

Вдруг по соседству загорелся подъемный кран, с помощью таких, строят 9-этажные дома. Горела кабина и стрела. Чему там гореть, я  не знаю, но он вскоре рухнул на здание около моей школы, где располагаются какие-то кружки и для старших классов преподают ОБЖ. С этого момента, все тотально пошло как то не так и не туда. Помнятся мне какие-то странные велосипеды, большие рамы, на которых маленькие колеса и руль. Ездить было не возможно, и я его оставил чуть дальше автомобиля. Мы попили пива, у ларька на районе, а дальше я оказался уже в другой степи. В другое время года.
Почему то я возвращался посреди ночи с Изгиба, с одной беговой лыжей в руке, обычно там бываю исключительно со сноубордом. Дорога была знакомой – она снилась и ранее, а маршрутка была похожа скорее на вагон поезда. Контролер ругается из-за того, что я с лыжей, они не проходят как багаж, почему то. Плачу 20 рублей и вскоре попадаю в центр города. Без лыжи, но уже в компании.

Судя по всему, уже наступила весна, и я с А. плыл на айсберге по Которосли. Все было замечательно, но как то надо было с него убираться до того, как он перетечет в Волгу. Мысли вызвать спасателей проскакивают, но вдруг в наших руках оказывается трос, и с помощью него мы притягиваем наше плавучее средство на берег в области Коровников. На скорости врезаемся в берег и спрыгиваем. После мягкого приземления, в стиле Джеки Чана, стоит задача перебраться в центр.
Мы долго бредем по непонятным местам. Город хоть и похож на Ярославль, но в нем появились абсолютно новые дома, прибавились кварталы, улицы, парки и прочие вещи, растягивающие нашу тропу, как пружину. Идем немало времени, порой через поле, но выходим на какую то речушку, которую все преодолевают кто – как. В нашу команду прибавилось еще два незнакомых мне человека. Форсировать ручей мы нашли способ, но девушки, которых уже две, должны быть в целости и сохранности.

Оказываемся на мосту через Которосль, наконец то пружина сыграла! Но не тут-то было, в городе происходит какой-то ад: слышны выстрелы, полицейские сирены, вопли, летают вертолеты. Компания у меня сменяется, вместо двух дам и незнакомого пацика, вокруг меня появляются человек 20 спортивного вида. Попросту говоря – амбалы. Какое-то время нас сдерживают точно такие же громилы, только в касках, с дубинками и щитами. Кто-то нюхает жидкость, из какой то баночки, словно берсерк. Вокруг гнев, мы прорываемся сквозь оцепление и бежим на шум.

По Богоявленской площади бегают разные люди, объединенные в группу и по отдельности. Слышны выстрелы. Вдруг, я понимаю, что приехали гости из Самары. Скоро футбол, но на улице почему то темно. Началась беготня, я так и не понял кто за кем, но вскоре стало понятно, что я и мои новые спутники в невыгодном положении. В полном хаосе я вдруг заметил Кировского, с которым в каком-то сне мы уже безуспешно бились с Самарскими. Тогда нас убили прямо у меня на районе. Что будет теперь?

Мы стоим, в каком-то новом дворе, люди приходят и уходят. Рядом играет музыка напоминающая The Prodigy, в электропанковый период их творчества. Я заявляю, что нас слишком мало, остальных сил нигде нет, а нам выходить смысла нет. Уже виден враг – двухметровые кабаны стоят метрах в 50 от нас. Р. К., фехтовальщик из Башкортостана, который, почему то, оказался лидером нашей группы, меня пытается отговорить уходить: «Хорош, ты же сам боров ого-го. Ты всех вырубаешь, кому-кому, а тебе надо оставаться!». Я парирую, говорю, что меня уже пару раз чуть не убили и мне хватит.

В один момент, я наблюдал эти непонятки со стороны, но ко мне пристал какой то мальчонка, лет 10. В каждой его руке был нож, настроен малой был враждебно. Я уговорил его отстать, но пройдя несколько шагов и обернувшись, увидел, что тот уже заносит руку к удару. Выбиваю нож, отнимаю второй и наношу несколько ударов в туловище, руки и шею. Говорю противнику отправляться в скорую, мол раны детские, зачем мне его убивать? Мальчик обрадовался и бодро убежал в больницу. Обстановка накаляется, появляются панцер – дивизии полицейских, с различным оружием. Мы убираемся. Вижу А. Она совершенно тут не должна находиться. Р.К. оказывается возле меня и говорит, что А. тоже отличный боец, что состав просто чума – мы всех победим. Команда смерти! Переходим к соседнему дому, выглядываем из-за угла на здоровенных парней в черном.

Тут я уже настолько устал от происходящего, что пошел искать А. Нашел её лежачей, свернувшись калачиком на сугробе - положение человека изрядно потоптанного. Видать время года вернулось обратно и наши люди начинают выхватывать люлей то ли от ментов, то ли от Самарских ди-джеев. Поднимаю подругу и выходим мелкими, темными, только что появившимися двориками подальше от сюда. Идем, из темноты подворотней видим, что по улицам ездит и ходит патруль. В городе кромешный беспредел. Выходим в область стадиона Спартаковец, небо неожиданно светлое, спокойно гуляют люди с детьми. На дворе уже лето. Мы успокаиваемся и идем пить в ближайшее кафе-бар.

В какой-то промежуточный момент сюжет истории кардинально поменялся на знакомый с детства кошмар. Почему то я только сегодня обратил внимание на него, ведь наверняка, он что то значит.

Я оказался в каком то доме. То ли разрушенный, то ли недостроенный, каких у нас полно по всей стране. Несколько этажей из красного кирпича, внутри заполненные мусором, шприцами, граффити и различными не приятными предметами. Темные коридоры, с потолка капает вода. То тут, то там дырки в плоскостях, образующих помещение, такие, что видно соседние комнаты и залы. Большое пространство, заполненное ужасом, витающим в воздухе, его слышно, ведь что-то страшное и неведомое так же бродит по всему зданию и ищет меня. А я пытаюсь найти выход наружу, в безопасность. Но всякий раз окно слишком мало или из него мне просто так не выпрыгнуть, или старые – добрые решетки из арматуры преграждают мне путь.

Я оббегал все этажи в поисках заветного окошка, чувствуя преследующий меня леденящий ужас. То фантом, то материальное тело хотело меня настигнуть. Иногда это ему почти удавалось, но я ускользал. В итоге я все-таки ускользнул из этого проклятого дома. Проснувшись, я понял, что хватит убегать.

Происходящее с нами во сне, не менее реально, чем в жизни. Поэтому я стараюсь запоминать и записывать сны, порой только в них со мной происходит что то приятное.